Альпинистка из Донецкой области Татьяна Яловчак поднялась на самую высокую гору мира с предметом гордости украинцев – вышитым рушником. На счету любительницы гор более 50 восхождений на разные вершины мира, среди которых шесть из семи высочайших гор шести континентов.

Как давно Вы занимаетесь альпинизмом и что побудило к этому?

Десять лет. Мои друзья после свадьбы запланировали поехать в романтическое путешествие на гору Мачу-Пикчу и собирали хорошую компанию. Я согласилась пойти с ними и просто влюбилась в горы. Мой тренер тогда сказал мне: «Возьмите хорошие ботинки, вдруг в следующем году вы пойдете на Килиманджаро». Конечно, я в это не поверила, но на следующий год я была на Килиманджаро.

Вы являетесь первуй украинкой, вознесшей рушник на Эверест. Как возникла эта идея?

Идея возникла вот как: у меня папа из Винницкой области и бабушка учила вышивать рушник, я знаю что это такое. А мамины родители русские, они переехали в Крым после войны. Потом папа на практике был, познакомился с мамой и по распределению попали на Донбас. Вот такой интернационализм получился. Я решила, что мне надо поднять рушник, как провозглашение женственности, мира, доброты, воссоединения.

Сколько времени Вам понадобилось, чтобы покорить гору?

Экспедиция длилась 50 дней. Это была международная команда: голландцы, поляки, литовцы, китайцы, русские, девушка из Болгарии, Армении. На самой вершине пробыли минут 15.

Что было самым сложным в подъеме?

Все сложно, особенно последние три дня, когда выходишь с высоты 7000 м. и подымаешься на 7800 м., практически ничего не ешь и не пьешь. Потом с 7800 м. подымаешься на 8300 м. и совсем не спишь, ведь на этой высоте спать невозможно. Не заложена эта высота в нашем ДНК.

Какое место в Вашей жизни занимает альпинизм: это хобби, увлечение или профессия?

Сначала это было хобби. Профессией я это не могу назвать, потому что иду в разрез всем правилам альпинизма. Было награждение альпинистов за восхождение в этом году. Со мной, например, был Хитриков Владимир, ему 65 лет и он альпинист, как и я. Но он награду получил, а я нет, потому что у него есть первый разряд альпиниста, в отличии от меня. Но мы делали одну и ту же работу и она считается выдающейся. Такое ощущение, что люди, которые хотят сделать что-то больше, доказать, что все возможно и не только в преодолении Эвереста, не важны. Мир альпинизма меня избегает и прячет, потому что я с другой планеты для них.

Сколько вершин Вы покорили?

Более 50. Я закрываю сейчас программу, которая называется «Семь вершин». «Семь вершин» — это семь высочайших гор на шести континентах Земли. Я уже взошла на Эльбрус (5642 м.), Килиманджаро (5895 м.), Аконкагуа (6962 м.), Эверест (8848 м.), Денали (6194 м.), Костюшко (2228 м.) в Австралии, Папуа-Новой Гвинеи Пирамиду Карстенса (4884 м.). Второго декабря собираюсь на вершину Антарктиды Пик Винсон (4897 м.).

Что испытывает человек на вершине горы?

Я испытываю концентрацию. Пока мы подымались на вершину, ми шли с фонариками, ведь дело было ночью и на вершине были в 6:45. А там понимаешь, что надо еще спуститься, а это колоссальный труд. Поэтому я пыталась сконцентрироваться, потому что на спуске мы видим трупы, которые лежат, но надо не расклеиваться, а идти дальше, быть внимательным и аккуратным.

Как Ваши родные относятся к такому занятию? Это ведь опасно для жизни.

Мама, например, не знала о том, что я иду на Эверест. Я ей сказала, что буду в экспедиции. У нас в лагере был Интернет, поэтому связь поддерживалась и было ощущение полного спокойствия. Близких нужно беречь.

Вы испытываете страх при восхождении?

Конечно. Единственное, что гору я не покоряю, а иду к ней в гости, поэтому я читаю молитву: «Гора, прими и отпусти».

Случались ли с Вами курьезные случаи?

Да, на спуске. На высоте долго оставаться нельзя, ведь кислорода может не хватить и в течении 15 минут может быть отек легких или отек мозга, поэтому надо идти вниз. От того, что все время ноги упираются в ботинок, я сбила полностью ногти и когда снимала носок, то у меня снимались ногти вместе с носком и кровью. А на следующий день нужно было спускаться еще.

Это того стоит?

Да, это того стоит. Я в городе ничего подобного не испытываю, то есть таких ощущений, как жизнь в горах.

Какие у Вас дальнейшие планы?

Второго декабря Антарктида. Я пока что узко направлена, работаю над осуществлением этого проекта, а потом посмотрим.